gallery/facebook-icon
gallery/twitter-icon

ОБЖИВАЮЩАЯ ДИВНЫЙ САД

gallery/13178582_1208934349169787_861556028367403196_n

НАТАЛЬЯ  ПОЛЯКОВА

Наталья Полякова — поэт. Родилась в г. Капустин Яр Астраханской области. В 2007 г. окончила Литинститут. Автор книг «Клюква слов» (СПб., 2011), «Сага о московском пешеходе» (М., 2012). Лауреат премии имени Риммы Казаковой (2009). Живёт в Москве.

***

Человек — посторонний взгляд

На мир, сотворённый Богом,

Обживающий дивный сад

С детским восторгом.

 

Над ним — облаков завитки,

Соловьёв голоса высоки.

Для птиц он поставил силки

И развёл костёр у дороги.

 

Но, ветшающий изнутри,

Перед последней дорогой

Вспомнит: Бог говорил — смотри,

Смотри, ничего не трогай.

Пейзажи

gallery/1f3e2cb0-73e0-5064-af48-d01d8920e56b
gallery/xmygtljbxo0[1]
gallery/вв

*   *   *

На заборе кружево дикого винограда,

На окне занавеска гармошкой складок.

Умершим тоже бывает надо,

Чтобы в доме поддерживался порядок.

 

Пусть без них засыпает пчела в бутоне,

Пачка писем с бабочкой из веревки.

Люди – прохожие в этом притихшем доме,

Оттого движения их неловки.

 

На окне герани цветы живые –

Лепестки багровее зерен граната.

А над кровлей везут гужевые

Облака небесных жильцов куда-то.

*   *   *

Вышел и тут же вошел в себя

И обнаружил чудо:

Поздняя гостья – бабочка сентября –

Бабочка ниоткуда.

 

Раньше входил – и не было ничего.

Ни души, ни даже

Следов присутствия себя самого.

Она же

 

Возникла из пустоты одной –

осторожной нотой.

И то, что стало потом со мной,

Было ее работой.

 

Стало как не было никогда

И не будет прежним.

Старый Крым, живая его вода

В спасительном обережье.

 


*  

 *   *

Есть правду алую с куста –

Горчинку волчьих ягод.

И заступать за край листа

С пастушьей сумкой тягот.

 

Пусть клевер с заячьей губой

Четырехлистник прячет.

Я жизнь свою несу с собой,

А прошлое – тем паче.

 

Мой свет сквозь ветви зеленей

С морковным вкусом сныти.

Растет стихийно сад камней

И просит: соберите.

ПРОЕКТ "ПУТЕШЕСТВИЕ  ПОЭТА"

 

ЭССЕ

"В спасительном обережье"

 

 Если и говорить о поэзии, то, конечно, языком метафор.

Она метафорична по своему назначению, работая по формуле одной из четырех моделей

Простых и понятных :

Живое - ЖИВОЕ

Живое - НЕЖИВОЕ

Неживое - неживое

Неживое - ЖИВОЕ

Так и поэт, разглядывающий лишь тени от колеблющихся ветвей на листе, предназначенном для поэзии, порой нацеливает весь творческий потенциал на одну! достойную пера формулу:

ЖИВОЕ - ЖИВОЕ.

Но именно ЭТА фомула - самая сложная из всех, поскольку призвана обеспечить! ЖИЗНЬЮ!

именно здесь и проявляется талант подняться до высоты непредсказуемого ЧУДА и оживить Словом МИР.

Эта фантасмогорическая картина - почти калиграфична, где, весомость пера уже не имеет значения, только весомость Слова.

Заступать за край листа! Призывает поэт, продуцируя расширения собственных границ.

Раширения опасны, поскольку именно там - неизведанное, такое манящее и беспокойное, что, придет время, и обнаружение его недостижимости станет понятным и горьким.

Здесь и сейчас говорит поэт именно об этом - 

Растет стихийно сад камней

И просит: соберите

 

Как же собирается этот пазл?

Растущий - СТИХИЙНО!

Именно к этому и призывает поэт - отдаться СТИХИИ, конечно, поэтической и открытой.

Все ограничения которой и есть-то "ИМЕЮЩИЙ УШИ"...

*   *

Есть правду алую с куста –

Горчинку волчьих ягод.

И заступать за край листа

С пастушьей сумкой тягот.

Все ли ограничения?

А запрет, выдвинутый практически с руки, горчинкой  волчьих ягод...

Растительный мир переплетается с ростом человеческой души, где и клевер олицетворен и четырехлистник, обуреваемый игрой в прятки. Точный штрих воздушного слова впечатляет и распечатывает четом и нечетом повторяющихся: 

Пусть клевер с заячьей губой

Четырехлистник прячет.

Я жизнь свою несу с собой,

А прошлое – тем паче.

 

Звукопиь в метафоре особенно интересна, так как усложненно акцентуированное полотно стихотворения нанизывается на каркас звукосмысловой структуры текста.

Чет/нечет - читаем мы вслед за зуковыми ритмаим.

Чет_ЧЕТ_ЧЕ - четче - выговаривает поэт свою формулу метафорического письма.

Четче - занчит и проще.

Может быть, но не всегда слова позволяют облегчить эту формулу.

Здесь получается, хотя семантика достаточно осложнена этимологическими нюансами:

 

чёт или не́чет, польск. сеtnо i licho «чет и нечет», укр. чiт, род. п. че́ту «чет, четное число», блр. чы цот чы лiшка «чет или нечет» (см. Розвадовский, RS 2, 73). Связано с чета́; см. Брюкнер 59; Бернекер I, 152 [Сюда же чётка, чётный, четь «четверть». По мнению Якобсона (IJSLP, ½, 1959, стр. 275), это архаические реликты, родственные слову четы́ре. — Т.]

Выписан и смысловой центр - та самая пара — чета (устар.).
От четы все действия — счёт, а умно+жить: «дважды два — четыре».
Чётко (по счёту-учёту) «вторь»-верти уверенно (первую чётную {пару} дважды) = Четвертый, ну и Четверг к нему.
А так в словарях:

Четыре — происходит от праслав. *čеtуrе, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск., ст.-слав. четыре м., четыри ж. (ср. род), русск. четыре, укр. чоти́ри, болг. че́тире, че́тири, сербохорв. чѐтири, словенск. četírje, četíri, štírjе м., štíri ж., ср. р., чешск. čtyři, čtуrу, словацк. štyri, польск. сztеrу, в.-луж. štyrjo, štyri, н.-луж. styrjo, styri, полабск. céter. Праслав. *čеtуrе м., *čеtуri ж., ср. р.; первонач. основа на согласный, родственная лит. keturì, ж. kẽturios, латышск. četri, др.-латышск. сеtri, др.-инд. catvā́ras (вин. п. catúras, ср. р. catvā́ri, авест. čaʮwārō (род. п. čaturąm), греч. гомер. τέσσαρες, πίσυρες, ион. τέσσερες, дор. τέτορες, лат. quattuor, ирл. cethir, готск. fidwôr «четыре», но fidurdōgs «четырехдневный», арм. č̣оrkΏ, тохарск. śtwar.
Четверг — Происходит от праслав. *četvьrgъ, от кот. в числе прочего произошли: русск.-церк.-слав. четвьргъ (πέμπτη; XII–XIII вв.), ст.-слав. четврътъкъ (Супр.), укр. четве́р(г), болг. четвъ́ртък, сербохорв. четвр̑так, словенск. četŕtǝk, чешск. čtvrtek, словацк. štvrtok, польск. czwartek, в.-луж. štwórtk, н.-луж. stwórtk. Праслав. *četvьrgъ связано чередованием гласных с че́тверо; что касается суф., то ср. лит. ketvérgis «четырехлетний», вост.-лит. ketvérgė ж. «двадцать копеек».

Читать-считать связано с:

Чёткий — Происходит от гл. честь, чту, из праслав. *čьstь, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. чьсть, ст.-слав. чьсть (др.-греч. τιμή), русск., укр. честь, белор. чесць, болг. чест, сербохорв. ча̑ст, словенск. čȃst, чешск. čеst ж., словацк. čеsť, польск. cześć (род. п. сzсi), в.-луж. česć, н.-луж. сеsć. Праслав. *čьstь, связанное со ст.-слав. чьтѫ, чисти, родственно др.-инд. cíttiṣ ж. «мышление, понимание, намерение», авест. čisti- «мышление, познание, понимание»; др. ступень чередования гласных: др.-инд. сḗtаti «соблюдает, замечает, думает», латышск. šk̨ist, šk̨ìetu «думать, соблюдать».

[4-й (средний) день недели: В российской традиции — четверг. В европейской традиции — среда.]

 

И свершается простота, необыкновенным светом заполняя все поры оранжево-зелёным.

И призванная "сныть" требует приправы вкуса.

Чтобы не вкушать, а ВКУСИТЬ... Не собрать, а СОБИРАТЬ...

Долго и чудесно.

Не торопясь...

Пусть живет...

 

Мой свет сквозь ветви зеленей

С морковным вкусом сныти.

Растет стихийно сад камней

И просит: соберите.

 

Авторизуясь в просьбе, недоговаривая и организуя  тайный язык САД поэта просит о плодах!

И организует ПРОСТРАНСТВО/ВРЕМЯ вокруг себя, чтобы СОЗРЕТЬ!

Чтобы заступить и пронести, разбросать и собрать.

ПОЛНЫМ ЦИКЛОМ!

 

ЕЛЕНА ЛАБЫНЦЕВА 2018-2019г.