МАГИЯ МАКА

 

Фотопроект Лидии Григорьевой "Магия мака или Опасная красота" ориентирован на глубокую эмоциональную, интеллектуальную и душевную реакцию зрителя. На фото-картинах Лидии Григорьевой, огромные, мускулистые лепестки садового мака со всей очевидностью, словно люди, реагируют на все изменения погоды или собственного биологического возраста. Они взмахивают лепестками, будто руками или могучими крыльями, укрывая вызревающую головку (коробочку мака) от дождя и ветра ("Укрывание птенца", "Вызревание зла", "Опасная красота"). Они не хотят сдаваться и умирать, отдаваясь тлению с покорностью человеческой особи ("Серебряные годы", "Радость жизни"). Они становятся похожи на людей или ангелов даже внешне, уходя от нас в неведомые дали, вытягивая тонкую шею, обнажая жалкий лысеющий затылок, разбрасывая вокруг себя огненные крылья или фалды багряного плаща ("Уходящая натура" "Красный командир"). Ей каким-то непостижимым образом удается снять цветы в движении, в динамике, близкой к человеческому бытию.

 

gallery/лидия григорьева

Григорьева Лидия Николаевна родилась на Украине. Детство провела на Крайнем Севере. Школу закончила в Луганске. Окончила историко-филологический факультет Казанского университета (1969), работала журналистом на Чукотке, учителем в школе для умственно отсталых в Казани. После переезда в Москву с 1973 года занималась исключительно литературным трудом. Живет в Лондоне с начала 90-х гг.

 

 

...Это сад! Это сад бессловесный,
расплескавший цветы у крыльца,
два крыла распластавший над
бездной, посылает за мною гонца!

gallery/600949154
gallery/григорьева-4_preview

Первое сновидение в саду

Второе сновидение в саду

Третье сновидение в саду

Четвёртое сновидение в саду

Пятое сновидение в саду

"Звёздный сад" Лидии Григорьевой

gallery/b44abfbb0130db5ea9e9df0c52adb085
gallery/941d5f874024827c22743f76f7a8ff63

ИНТЕРВЬЮ ЛИДИИ ГРИГОРЬЕВОЙ ТВОРЧЕСКОЙ СТУДИИ "ПРОЕКЦИЯ"

gallery/1656951
gallery/69215016_0

Созерцание непревзойденной красоты природы, её невесомой золотистой пыльцы, вдыхаемой с ароматами утра, предполагает утонченное чувствование «в зоне добра и лада», коей и является мифо-поэтическая система Лидии Григорьевой.

Стихи поэта - истончения чувствования, достигая апогея вести, тайно принесенной в тишину творения, которое проросло в зачаток зрения двойного, нелинейного.

Только в «тишине, вырастающей до самых небес» можно различить все нюансы и все оттенки цвета картины всевышнего художника, нанесшего мазки на полотно, читаемое изнутри автором.

«Полое», как контрабас, внутреннее пространство только тогда может заполниться светом творения и организовать тонкую настройку души, когда в нем цельны и гармоничны модусы восприятия. Именно они, постулируя точный вектор перехода от имаго предпоставленного к образу, создают модель преобразования хаоса в гармонию, именно они, отвечая на вопрос: «Можно ли мир понять, не выходя из сада?» - шаг за шагом, слово за словом ведут поэтическое зрение как в горизонтальном, так и в вертикальном измерении.

Ценность ментального универсума человека организует  переживание пространства в поле семантического потенциала слова, артикулирующего собственный опыт в ассоциациях второго и третьего ряда.

Уточнения и углубление образа сада обрастает в каждом стихотворении по спирали. Поэт возвращается к центральному феномену своего внутреннего пространства, переосмысливает каждую деталь, попадающую в поле его зрения.

- стр. 270

Ярко выраженная эмоциональная окраска вызывает в поле ассоциацией чувственно-конкретные конфигурации модели. Вслед за поэтом внутренний, второй взор, проникает повсюду, указуя на переживание диалога между природой, сотворенной и Человеком творцом – Поэтом – Творцом.

- «Так легко ли цвет.» стр. 271

Переживание образа утверждает нас в нашем присутствии вслед за Поэтом. Созерцание читателем открытости как горизонтальной, так и вертикальной, насыщенной чистотой и четкостью зрения.

Даже говоря о разделительных, графически заданных линиях света и мрака, наделяют обозначенную двойственность мира превосходительной степенью эстетической рефлексии.

Вертикаль усложняет структуру видимого пространства, которое оперирует простотой самого чувственного образа, вовлекая в текстуру стихотворения постоянно представляемое созерцание. Именно оно и переводит данное пространство в иное, поднимая по вертикали в инобытие будущего.

Так бывает с планировщиками сада, когда они рассматривают перспективу ландшафта, создаваемого ими, когда необходимо открыть вид в глубину места. Именно глубина места моделируемого сада предоставляет возможность сближения и продвижения туда, дальше.

- стр. 133

Последовательности планов, раскрываемых поэтом в стихотворении постоянны и проясняют с каждой страницей творимый мир.

Там, на краю зримого, земля призывает нас приблизить смутно-видимое и прийти к радостному открытию соединения того, что здесь и того, что там.

«Звезды считают вниз головой», свисая с земного шара (стр. 161)

Поэт заряжает этот путь для преодоления дистанции, отдаляющей человека от вертикальной координаты его будущего, выговаривая образы на пределе возможного, подбрасывая читателя зарядом силы выше, чем он есть.

 

Создавая тягу вверх, он зовет и увлекает.

Усилие самопреодоления – вот основой зов Поэта.

А там впереди зов другого - зов Звездного сада.

 

август 2016