Предложения

gallery/nqhtb50_25[1]

ПРОЕКТ "САД ЦВЕТА_ЕВЫ"

gallery/0_a2cf5_4caadccd_xl
gallery/20748039_10210634197470700_8439066206974303836_o
gallery/осень 2
gallery/14
gallery/20232792_815404561955688_262995361505521860_o
gallery/249258
gallery/2djgi251gqs
gallery/15027437_355424761460258_8723709542416450127_n
gallery/васанжк


МАРИНА ЦВЕТАЕВА


Солнцем жилки налиты - не кровью -
На руке, коричневой уже.
Я одна с моей большой любовью
К собственной моей душе.
Жду кузнечика, считаю до ста,
Стебелек срываю и жую...
- Странно чувствовать так сильно и так просто
Мимолетность жизни - и свою.

МАРИНА  ЦВЕТАЕВА

 

***
В огромном липовом саду, -- Невинном и старинном --

Я с мандолиною иду,

В наряде очень длинном, Вдыхая теплый запах нив

И зреющей малины,

Едва придерживая гриф Старинной мандолины, Пробором кудри разделив... -- Тугого шелка шорох,

Глубоко-вырезанный лиф

И юбка в пышных сборах. --

Мой шаг изнежен и устал,

И стан, как гибкий стержень, Склоняется на пьедестал,

Где кто-то ниц повержен. Упавшие колчан и лук

На зелени-так белы!

И топчет узкий мой каблук Невидимые стрелы.

А там, на маленьком холме,

За каменной оградой,

Навеки отданный зиме

И веющий Элладой,

Покрытый временем, как льдом,

Живой каким-то чудом- Двенадцатиколонный дом

С террасами, над прудом.

Над каждою колонной в ряд Двойной взметнулся локон,

И бриллиантами горят

Его двенадцать окон.

Стучаться в них -- напрасный труд:

Ни тени в галерее,

Ни тени в залах. --

Сонный пруд

Откликнется скорее.

МАРИНА  ЦВЕТАЕВА
 

ЛЮБВИ СТАРИННЫЕ ТУМАНЫ

1

Над черным очертаньем мыса -- Луна -- как рыцарский доспех.

На пристани -- цилиндр и мех, Хотелось бы: поэт, актриса. Огромное дыханье ветра,

Дыханье северных садов, --

И горестный, огромный вздох: --

Ne laissez pas trainer mes lettres!1

 

1 Не раскидывайте мои письма!" (фр.).

МАРИНА ЦВЕТАЕВА

***

     А всему предпочла
     Нежный воздух садовый.
     В монастырском саду,
     Где монашки и вдовы,

     -- И монашка, и мать --
     В добровольной опале,
     Познаю благодать
     Тишины и печали.

     Благодать ремесла,
     Прелесть твердой основы
     -- Посему предпочла
     Нежный воздух садовый.

     В неизвестном году
     Ляжет строго и прямо
     В монастырском саду --
     Многих рыцарей -- Дама,

     Что казне короля
     И глазам Казановы --
     Что всему предпочла
     Нежный воздух садовый!

             15 октября 1918
     А всему предпочла
     Нежный воздух садовый.
     В монастырском саду,
     Где монашки и вдовы,

     -- И монашка, и мать --
     В добровольной опале,
     Познаю благодать
     Тишины и печали.

     Благодать ремесла,
     Прелесть твердой основы
     -- Посему предпочла
     Нежный воздух садовый.

     В неизвестном году
     Ляжет строго и прямо
     В монастырском саду --
     Многих рыцарей -- Дама,

     Что казне короля
     И глазам Казановы --
     Что всему предпочла
     Нежный воздух садовый!

             15 октября 1918

Марина Цветаева

САД

 

За этот ад,

За этот бред,

Пошли мне сад

На старость лет.

На старость лет,

На старость бед:

Рабочих -- лет,

Горбатых -- лет...

На старость лет

Собачьих -- клад:

Горячих лет --

Прохладный сад...

Для беглеца

Мне сад пошли:

Без ни-лица,

Без ни-души!

Сад: ни шажка!

Сад: ни глазка!

Сад: ни смешка!

Сад: ни свистка! 

 

Без ни-ушка Мне сад пошли: 

Без ни-душка! Без ни-души! Скажи: довольно муки -- на

Сад -- одинокий, как сама.

(Но около и Сам не стань!)

-- Сад, одинокий, как ты Сам. Такой мне сад на старость лет...

-- Тот сад? А может быть -- тот свет?

На старость лет моих пошли --

На отпущение души.

 

1 сентября 1934

МАРИНА  ЦВЕТАЕВА
НЕВЕСТАМ МУДРЕЦОВ
Над ними древность простирает длани,

     Им светит рок сияньем вещих глаз,

     Их каждый миг -- мучительный экстаз.

     Вы перед ними -- щепки в океане!

     Для них любовь -- минутный луч в тумане,

     Единый свет немеркнущий -- для вас.

        ===

     Вы лишь в любви таинственно-богаты,

     В ней всe: пожар и голубые льды,

     Последний луч и первый луч звезды,

     Все ручейки, все травы, все закаты!..

     -- Над ними лик склоняется Гекаты,

     Им лунной Греции цветут сады...

        ===

     Они покой находят в Гераклите,

     Орфея тень им зажигает взор...

     А что у вас? Один венчальный флeр!

     Вяжите крепче золотые нити

     И каждый миг молитвенно стелите

     Свою любовь, как маленький ковер!

Елена Лабынцева Марине Цветаевой

Из Цикла "Разговор с Вергилием"

Любовь
Я принесла тебе, мой Вергилий, 
Эту любовь. На ней саван пенный.
Я отдала ее вечным стихиям.
Образ – на небе. Образ нетленный.
Нежности нищенкой жить отныне,
Воспоминанья касаний - с нами.
В трещинах сна – лишь ветра пустыни,
Ночи, ломающиеся устами.
Бах или Григ, или много выше…
Грусти хрустальной тишайшей Вашей
Я не нарушу и эту ношу Вам не отдам,
Не приемлю фальши.
Ночи, ломающейся устами,
Словно слюде тех прозрачных крылий,
Будет достаточно лишь перстами 
Сердца коснуться. О, мой Вергилий!
Будет достаточно той свирели,
Выдоха выпущенного: Сиро. Серо.
Губы запекшиеся прошелестели:
- Знаешь, любовь – не чувство. Вера.

 

Цвета её стихов, цвета её жизни...

Zinovi Seniak 

Марина Кудимова

Обитель на горе

 

Поэты вообще боятся лучшего в себе. И Пушкин вымарывал, выпалывал, смывал с беловиков то, чего не мог в себе промерить теодолитом рефлексии. Множество побочных лирических эффектов забивает ключевую, как правило, подпочвенную тему поэта. Зато в систему «побочек» проще вчитать необходимое злобе дня содержание. Так высосанная из критического пальца тема «Цветаева и быт» заняла место темы «Цветаева и Бог» и её многочисленных ракурсов – «Цветаева и богоборчество», «Цветаева и демонизм». Кажется, только Надежда Мандельштам, которую в минуту прощания навсегда с её мужем Цветаева как победившую соперницу оставила стоять в тёмно-пыльной передней, заметила, что Марине Ивановне хватило ума и культуры никогда ни одним словом не оскорбить Церковь. Добавим, что сложный аспект личной воцерковлённости и выдающаяся «супротивность» любым обстоятельствам в 1918 году примирились меж собой, и Цветаева, по собственному признанию, крестилась на каждый храм. Но литературоведы прошли не только мимо столь увесистого концепта. Они оставили без внимания и поздний фрагмент:

Обитель на горе.
Молитва на коре…

«Бывают времена, когда голов – не надо». Златоволосая обезглавленная «австриячка» Мария-Антуанетта по достоинству оценила бы bon mout русской подельницы. Цветаева родилась минута в минуту с меняющейся женской ментальностью, с вырыванием этой переимчивой природы из-под контроля всех религий и философий, укладов и запретов. Провидчивый Осип Мандельштам опоздал с оценкой ничуть не более остальных мужчин, до нынешнего дня пытающихся подавить мятеж, который давно «кончился удачей». Вот что писал обыкновенно безупречно чуткий поэт в 1922 году: «Женская поэзия является бессознательной пародией как поэтических изобретений, так воспоминаний». И, сам бессознательно защищаясь, ставил Цветаеву ниже Аделины Адалис. Тема «Цветаева–женщина», с одного боку прикрываясь паранджой ханжества, с другого – бесстыдно разглядывалась в мещанскую лупу. Угластый камень истории сбил замок и с этого запрета. Само Время положило:

Рыбам – петь,
Бабам – умствовать.

Время, а не вчитываемое литературными душечками самоволие. И – вечно со-перная (сестра по перу), вечно возлюбленная, вечно перегоняемая, Анна Ахматова подняла тот же камень и нанесла другой роковой удар. С точки зрения экологии русской Катастрофы после «Лебединого стана» был только «Реквием». И его написала тоже женщина.
Бури и бездны лирической Цветаевой полифонически дисциплинировались и нравственно «уцеломудривались» Цветаевой исторической. Её роман с русским языком, намертво отдавленным сегодняшней культмассовой Ходынкой, занимательнее её эротических переживаний, часто разжигаемых в вечном страхе поэта перед творческой немотой. Метру и ритму – двум жестоким, не хранящим в кармане альтернативного пряника укротителям стиховой стихии, Цветаева покорялась, как ни одной из своих страстей. А по страстям вровень с ней могли бы встать только женщины Достоевского. «Цветаева и Достоевский» – ещё одна голевая передача, прошляпленная критической сборной.
Многочисленные стихи Цветаевой могут быть условно обозначены как
Стихи женщин Достоевского, будь то Грушенька или Настасья Филипповна, Лиза или Аглая, которые, по сути, те же инфернальницы, что и первые. «Будь у вас меньше позору, или не будь его вовсе, вы были бы несчастнее…» – эти слова Аглаи, обращённые к Настасье Филипповне, может быть, полнее всех мужских негативных характеристик и тайных вожделений определяют тип женщины, к которому так стремилась причесть себя Цветаева. Но она же пошла дальше Достоевского, например, в христианском чувстве к богатым: недаром, обозначив мирскую оппозицию – «голод голодных и сытость сытых», Цветаева написала апологию – не богатства, а богатых. Но, конечно, прежде всего пожизненная, сугубо русская солидарность с бедными, естественная для большого поэта, роднит её с Достоевским в вышних.
В священные минуты совпадений по фазам лирического и исторического Марина Цветаева достигала главной цели поэзии: пресуществления слова в жизнь и преображения жизни словом. И если эта марино-мнишековская, марии-антуанеттовская гордыня смирялась перед диктатурой формы, чего стоит жалкий лепет переучившихся недотыкомок, изживающих в литературе подростковые комплексы! Цветаева прозорливо перенесла гамлетовский вопрос в сферу вербальную, потому что именно здесь, в высоких технологиях слова, лежит особый путь России, её избранничество и «необщее выраженье»:

А быть или нет
Стихам на Руси –
Потоки спроси,
Потомков спроси.

Потоки времён отвечают на эту версию «быть или не быть» куда определённее, чем виртуальные потомки.

 

Марина КУДИМОВА

Людмила Степаненко

Horacio Graça

Стихи Марины Цветаевой (из цикла "Комедьянт"), 

музыка Эльмиры Галеевой. 

Исполняет Эльмира Галеева и Олег Ковалев (бас-гитара). Видозапись с концерта 17.12.2011 

Лидия Григорьева о Марии Цветаевой в Лондоне и Елабуге

"Игра в бисер" с Игорем Волгиным. "Пушкиниана Марины Цветаевой" (Выпуск от 7 Октября 2017)

Анжелика Королёва

ВИДЕО ЗАЛ

Марина Цветаева Подалирий 2007г.     Автор Елена Лабынцева

Елена Лабынцева. Подарилий, Iphiclides podalirius(семейство парусники). Компьютерная графика

КИНЕМАТИКА  Опыт 2

gallery/3327[1]

  Марина Цветаева

***

Красною кистью

     Рябина зажглась.

     Падали листья,

     Я родилась.

 

     Спорили сотни

     Колоколов.

     День был субботний:

     Иоанн Богослов.

 

     Мне и доныне

     Хочется грызть

     Жаркой рябины

     Горькую кисть.

 

           16 августа 1916

АРУН НАГАР

ОСЕНЬ В ТАРУСЕ
Ясное утро не жарко,
Лугом бежишь налегке.
Медленно тянется барка
Вниз по Оке.

Несколько слов поневоле
Всe повторяешь подряд.
Где-то бубенчики в поле
Слабо звенят.

В поле звенят? На лугу ли?
Едут ли на молотьбу?
Глазки на миг заглянули
В чью-то судьбу.

Синяя даль между сосен,
Говор и гул на гумне...
И улыбается осень
Нашей весне.

Жизнь распахнулась, но всe же.
Ах, золотые деньки!
Как далеки они. Боже!
Господи, как далеки!

Yuko Nagayama

gallery/149765940

МИР

ИНОКЕНТИЯ АННЕНСКОГО

о Марине Цветаевой

gallery/22407718_1568124603253688_585446776_n

Яна  Курмангалина